Без рубрики

Государственная политика в области свободного программного обеспечения: международный опыт

С помощью отчета Центра стратегических и международных исследований США статья рассматривает процесс развития государственной политики в области свободного программного обеспечения за последние 10 лет. Находит закономерности между периодами государственной активности и выходом на рынок популярных платных, закрытых программных средств. Показывает, как смещались государственные акценты в области свободного программного обеспечения: от обязывающих инициатив к рекомендательным предложениям. Описывает причины отсутствия интереса государства к свободному программному обеспечению ранее 2000-х годов и объясняет причины провалов пилотных проектов по внедрению СПО. Государственная политика в области свободного программного обеспечения: международный опыт
Иван Артамоновhttps://artamonoviv.ru/images/icon/logo.png
Внимание! Эта статья была опубликована в 2013 году в журнале "Известия ИГЭА (БГУЭП)". Использование материалов из нее разрешено только при правильной библиографической ссылке (для докладов, курсовых работы, рефератов, дипломных и пр. научных работ) или url-ссылки (для сайтов). Библиографическое описание дано в конце статьи.
Ахтунг! В этой статье зашкаливает уровень научности языка! Готовьтесь в тяжелому чтению со ссылками на литературу. Зато на статью можно официально ссылаться.
PDF-версия статьи: скачать
С помощью отчета Центра стратегических и международных исследований США статья рассматривает процесс развития государственной политики в области свободного программного обеспечения за последние 10 лет. Находит закономерности между периодами государственной активности и выходом на рынок популярных платных, закрытых программных средств. Показывает, как смещались государственные акценты в области свободного программного обеспечения: от обязывающих инициатив к рекомендательным предложениям. Описывает причины отсутствия интереса государства к свободному программному обеспечению ранее 2000-х годов и объясняет причины провалов пилотных проектов по внедрению СПО.

В [1] было показано, что при внедрении свободного программного обеспечения (СПО) государство сталкивается с гораздо более широким кругом проблем, нежели чем рядовые граждане или юридические лица. К таким проблемам относятся вопросы построения гражданского общества, социально-экономические факторы развития страны, проблемы монополии и финансового влияния на рынок ПО, проблемы перестройки структуры и организации процессов государственного управления и многое другое. Тем не менее, за последние несколько лет правительства более 60 государств озвучили планы по использованию СПО [2]. Исходя из этого, представляется возможным провести анализ проблем, с которыми столкнулись различные страны, оценить их решения и проследить общие тенденции развития идеологии СПО на государственном уровне.

В целях анализа воспользуемся отчетом Центра стратегических и международных исследований США, в котором аккумулируется вся информация из общедоступных источников, связанная с правительственными решениями в области открытого программного обеспечения. Центр стратегических и международных исследований с 2000 года проводит этот мониторинг. Последний отчет, опубликованный в 2010 году, приводит 366 источников информации [2].

Все государственные инициативы в отчете разделяются на 4 основных уровня: исследовательский, обязательный (когда требуется обязательное использование СПО), предпочтительный (когда использование СПО предпочтительно, но не обязательно), рекомендательный (когда использование СПО возможно и желательно).

Как можно выделить из отчета, кроме предложений, касающихся СПО, зачастую звучат высказывания и инициативы, посвященные т.н. «открытым стандартам». Открытость стандартов предполагает, как и в случае с программным обеспечением, доступ к их описанию со стороны неограниченного круга лиц. Это позволяет, во-первых, создавать инструменты, совместимые друг с другом на уровне файлового и сетевого обмена, а вслед за этим унифицировать информационную среду организации или группы организаций, а во-вторых, снизить зависимость от конкретного поставщика, заменяя его продукцию, поддерживающую открытые стандарты, на другие программы. Это, кстати, возможно благодаря и тому, что зачастую платное ПО или ПО с закрытым исходным кодом также поддерживает открытые стандарты. Например, к открытым стандартам, поддерживаемых большим количеством проприетарных программных средств можно отнести набор веб-ориентированных протоколов, таких как SMTP, FTP, HTTP и пр. Таким образом, поддержка открытых стандартов программным обеспечением – это важный шаг к возможностям интеграции разнородных подсистем, их взаимозаменяемости и совместимости, что косвенно повышает и безопасность системы в целом.

В представленном отчете отсутствуют ссылки на публикации, связанные с государственной политикой в области СПО и изданные до 2000-х годов, при этом авторы отмечают, что приводят все общедоступные источники за все возможное время. Такому отсутствию официальных государственных заявлений можно найти несколько причин. Во-первых, уровень проникновения информационных технологий во все сферы жизни общества до 2000-х годов был сравнительно невысок. Вернее сказать, до начала 2000-х компьютерная техника не рассматривалась как серьезный феномен, влияющий на развитие социума и государства. А на рубеже веков скорость информатизации, «интернетизации» и компьютеризации частных хозяйств, коммерческих предприятий и государства в целом достигла таких масштабов, что незатронутые ранее вопросы информационных технологий перешли в разряд стратегических для любого развитого и развивающегося государства. Во-вторых, уровень зрелости свободного программного обеспечения, как уровень проработки документации и сформировавшаяся модель разработки достигли того уровня, что стали конкурировать с лучшими аналогами проприетарных программных средств. Все это стало причиной увеличения объемов законодательных инициатив в 2001-2002 годах. При этом можно видеть, что основная часть таких инициатив выдвигалась в развитых странах с низким уровнем компьютерного пиратства. В развивающихся же экономиках или странах «третьего мира» инициативы такого рода на государственном уровне оказывались неуспешными.

Эти выводы косвенно подтверждаются значениями объемов «обязательных» и «рекомендательных» инициатив: начало 2000-х годов определялось «рекомендательным» характером: различные органы исполнительной и законодательной ветви власти государственного и местного уровня публиковали заявления, показывающие общую положительную оценку использования СПО в сфере их деятельности или влияния. Однако, ввиду того, что подобные обращения не носят обязывающий характер и серьезно на распространение СПО не влияют, их уровень с 65% от всех инициатив снизился уже к середине 2000-х до 20% и остается на таком значении сейчас. И противоположную картину показали «обязательные» проекты: в начале наблюдаемого периода их уровень не достигал и 1% от общего объема, и при этом практически все ранние инициативы были признаны провалившимися и неуспешными. Но рост рынка СПО в начале 2000-х, повышение качества свободных продуктов и общая зрелость поставщиков и потребителей позволила ставить перед государством, регионом или отдельным государственным институтом четкие, конкретные цели, связанные с внедрением и разработкой СПО, повысив, таким образом, роль «обязывающих» проектов до 20% среди всех инициатив. К сожалению, до 30% и поздних проектов оказались неуспешными. Вероятно, показатель «неуспеха» в реальной ситуации выше, но, как и отмечают авторы отчета, иногда очень трудно узнать о развитии проекта после его официального анонса – особенно, если проект, о котором было официально объявлено, завершился полным провалом.

Кроме того, ряд «обязательных» инициатив носит двоякий, прямо говоря «необязывающий» характер. К примеру, в начале 2000-х зачастую инициативой выступал «законопроект», который либо не проходил слушания, либо голосования в парламенте страны, или после очередных поправок разрешал под различными предлогами использовать проприетарное ПО или снимал требования «обязательности» открытых исходных кодов. Также, например, выпускающиеся декреты, указы и законы требовали работы с СПО, но таким образом, что работа была возможна и при наличии закрытого, платного программного обеспечения. Это касается таких официальных высказываний по успешным «обязательным» инициативам как, например, «Все правительственные компьютеры должны быть Linux-совместимы», «В течение однолетней пилотной программы государственные учреждения должны использовать форматы Open Document Format (ODF) и Microsoft's Open XML на всех компьютерах», «Российское правительство планирует уменьшать свою зависимость от иностранного коммерческого ПО, устанавливая развитый на внутреннем рынке GNU/Linux СПО на всех школьных компьютерах к концу 2009 года», «Законопроект призывает использовать СПО во всех министерствах к 2009 году. Все учреждения, которые продолжают использовать проприетарное ПО, должны объяснить причины, по которым они будут поддерживать его в дальнейшем». Как можно увидеть, для конечного потребителя остается возможность работы и с проприетарной операционной системой, и с настольным или серверным программным обеспечением параллельно с СПО. Те же законопроекты, которые требовали жесткого перехода на открытое программное обеспечение, как показывает отчет, на различных этапах их разработки были отменены. Более половины всех неуспешных инициатив как раз связано с их обязывающим характером, а еще 30% отмененных или проваленных носили характер «предпочтительных» и являлись законопроектами. Отметим, что низкие результаты попыток принудительного перехода на СПО, отмеченные в отчете, демонстрируются не на этапах практической реализации инициатив, а во время их законодательного или регламентирующего определения. В некоторых случаях обсуждение законопроектов затягивается через ввод поправок и дополнительные исследования таким образом, что истекают сроки их принятия, в других случаях проекты не выдерживают голосования в палатах парламента. В [3] отмечается, что некоторые инициативы лоббируются со стороны конкретных поставщиков программного обеспечения или заинтересованных государственных служащих, при этом лоббирование интересов может носить и негативный характер через препятствование развитию СПО в определенных областях.

Продолжая говорить об объемах государственных СПО-проектов в разрезе временных меток, необходимо отметить, что наибольшее количество инициатив было предложено в промежутках между 2003 и 2005 годами, впоследствии объем предложений снизился до уровня 20-30 в год во всем мире. В период 2003-2005 годов происходило широкомасштабное внедрение революционной операционной системы Microsoft Windows XP и пакета офисных приложений Microsoft Office 2003. Вкупе с развитием цифровой и офисной техники новые программные системы открыли для пользователя персонального компьютера новый уровень удобства, стабильности и эффективности работы. Это и повышение общей производительности труда, разработка и внедрение автоматизированных информационных систем различного уровня, развитие рынка цифровых услуг и интернета повлекли за собой неизбежное увеличение количества пользователей персональных компьютеров, включая сотрудников различных государственных служб и компаний. Что повлекло не только неизбежное увеличение расходов на закупку аппаратного и программного обеспечения, но и «привязку» государства к единственному, конкретному поставщику – Microsoft, что сложно допустимо с точки зрения государственной безопасности. Так можно объяснить увеличение количества попыток законодательно или в приказном порядке оградить государство в целом и отдельные его институты от проприетарного, закрытого программного обеспечения узкого круга монополистов.

Как уже отмечалось, ранние инициативы носили характер «обязывающих» и, ввиду как лоббирования со стороны поставщиков ПО, так и «здравого смысла» и результатов голосования, не принимались. Однако в промежутке 2003-2005 гг. уже принималось до 70% проектов. При этом среди них нельзя выделить доминирование каких-либо уровней среди представленных в отчете: обязывающего, исследовательского, предпочтительного или рекомендательного – доля каждого колеблется в пределах 20-40%. Но к концу «нулевых» годов вместе с падением объемов «рекомендательных» инициатив выросло количество предложений, направленных на предварительное исследование области и характера внедрения СПО: выделялись отдельные отрасли, службы, компании или агентства, в задачи которых входила разработка и отработка стратегии перехода на СПО. Этим демонстрируются проблемы, с которыми столкнулось государство в период первых попыток работы с СПО, и понимание того, что к их решению необходимо подходить после тщательных и всесторонних исследований и практических разработок.

Таким образом, рассмотрев документы, регламентирующие государственную политику в области информационных технологий в целом и свободного программного обеспечения в частности и, проведя обзор инициатив государственного уровня для 156 стран, можно сделать определенные выводы. Несмотря на то, что идеология бесплатных программ с открытым исходным кодом развивается с 80-х годов 20-го века, инициативы на государственном уровне по использованию такого ПО возникли только в начале 2000-х. Причиной тому послужило как усиление роли информационных технологий во всех сферах жизни общества, так и усиливавшееся влияние отдельных монополистов – производителей программного обеспечения, цели которых не совпадали со стратегическими, национальными интересами. Достигнув определенного уровня зрелости к 2000-м, СПО смогло на равных конкурировать с проприетарным программным обеспечением как с точки зрения функциональной полноты, так и с точки зрения стоимости сопровождения, что стало предпосылкой к возникновению правительственных решений по подготовке альтернатив закрытому, платному программному обеспечению.

Опыт последних лет показал, что внедрение СПО на государственном уровне – очень сложная и многогранная задача. Все попытки претворения ее в жизнь только на законодательном уровне оказались неуспешными. В [3] отмечается, что, несмотря на готовность поставщиков СПО, пропагандируемой политике государства и усиленной работе рядовых чиновников, серьезного прогресса в области открытого ПО пока не наблюдается. СПО зачастую внедряется в рамках «показательных проектов» или для обеспечения работы дополнительных, неосновных или нишевых функций различных государственных органов, а в остальных случаях, зачастую, интересы проприетарного программного обеспечения лоббируются либо вендорами, либо заинтересованными государственными служащими. Поэтому на данном этапе основные государственные усилия сосредоточены на исследовательских проектах и работах по выработке долгосрочных стратегий перехода на СПО. Тем временем, к началу 2010-х контроль над глобальным информационным пространством и процессами информатизации населения планеты взяли на себя крупные негосударственные корпорации США, направляющие развитие программного обеспечения по узконаправленному сценарию в рамках реализации собственных коммерческих интересов, что противоречит как идеологии национальной безопасности отдельных государств, так и духу многогранного развития информационного общества в целом.

Список литературы
1. Артамонов И.В. Свободное программное обеспечение: проблемы развития на государственном уровне / И.А. Артамонов // Известия ИГЭА. – 2012. – №5.
2. Government Open Source Policies [электронный ресурс] / James Andrew Lewis – Режим доступа: http://csis.org/publication/government-open-source-policies (дата обращения: 10.09.2012).
3. What is the future of open source in government? [электронный ресурс] / Kathleen Hall – Режим доступа: http://www.computerweekly.com/news/2240148893/What-is-the-future-of-open-source-in-government (дата обращения: 10.09.2012).


Библиографическое описание

Артамонов, И.В. Государственная политика в области свободного програvмного обеспечения: международный опыт / И.В. Артамонов // Известия ИГЭА (БГУЭП), 2013 - С. 128-132

URL-ссылка

https://artamonoviv.ru/articles/gosudarstvennaya-politika-v-oblasti-svobodnogo-programmnogo-obespecheniya-mezhdunarodnyj-opyt/

Ссылка на описание в РИНЦ